Закон о Национальной полиции нарушает права украинцев

Принятый парламентом закон «О национальной полиции» содержит ряд норм, которые сужают права и свободы украинцев.

15_main

Об этом корреспонденту Центра информации по правам человека рассказал эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук.

Согласно 25-й статье закона «О Национальной полиции» МВД будет вести самостоятельно 18 баз данных и иметь возможность доступа к другим 20 государственным реестрам.

«Любой полицейский при исполнении своих полномочий имеет право оперативного, беспрепятственного доступа. Фактически это нарушает и европейские стандарты, и конституционные рамки защиты персональных данных. Потому что такой доступ должен быть только в случаях уголовного расследования. Я не понимаю, для чего патрульному полицейскому иметь доступ к реестру совершения нотариальных действий или к реестру налогоплательщиков«, — говорит Александр Банчук.

Эксперт крайне настороженно относится к базе данных лиц, с которыми ведется профилактическая работа: «Да, в советское время была база данных асоциальных элементов — диссидентов. Что касается этой базы, нет критериев об отнесении того или иного лица, с которым ведется профилактическая работа, не поясняется, почему эта база данных ведется«.

Законом не предусмотрено, в течение какого времени будет сохраняться информация в базах данных МВД.

«Во времена Януковича боролись, чтобы не было Единого государственного демографического реестра (ЕДДР), где хранилась бы вся информация о гражданах. Тогда Уполномоченный Верховной Рады по правам человека выступила против этого. Она сказала, что нельзя этого делать, потому что есть возможность государства в одном месте собрать всю информацию о человеке очень быстро и без каких-либо ограничений. А здесь демократическая власть сделала то, что общественность не позволила сделать власти Януковича«, — заключает Александр Банчук.

В соответствии со ст. 26 Закона «О Национальной полиции» полиции разрешается у любого задержанного, даже за административное правонарушение, брать отпечатки пальцев.

«Если, например, сейчас отпечатки пальцев брать у админзадержанных незаконно, то если закон вступит в силу, такое будет разрешено«, — объясняет Александр Банчук.

Формулировка ст. 31 Закона узаконивает нынешнюю нелегитимную практику милиции, когда полицейские могут останавливать любого прохожего и требовать документы. Эта проверка документов нарушает границы личной свободы, которые гарантируются Конституцией. Основной закон гарантирует, что каждый свободен и эту личную свободу можно ограничить решением суда, говорит эксперт. Эта норма также узаконивает «расовый профайлинг».

«В законе есть, например, такая формулировка: «если полицейский обнаружил лицо, которое имеет намерение совершить правонарушение». То есть любой полицейский может сказать: «Я думаю, ты собираешься совершить правонарушение. Давай документы!«, — рассказывает Александр Банчук.

По его словам, такое положение накладывает на любое лицо неконституционную обязанность все время иметь с собой документы: «Логика какая: если ты не имеешь документов, полицейский получает право тебя задержать для выяснения личности. Он проводит тебя в участок полиции и там берет отпечатки пальцев. А проверка документов должна быть в том случае, если лицо задерживается«.

Статья 32 создает практику опроса лица. «В соответствии с нынешним законодательством существует выяснение обстоятельств по делам об административных правонарушениях. Это может быть ДТП, курение, распитие спиртных напитков в неустановленном месте. При составлении протокола может происходить опрос. Отдельно существует также допрос по уголовному делу. А новым законом определено, что опрос может также быть и в помещении полиции. Это означает, что опросом можно манипулировать. Задерживается человек. Его везут в подразделение полиции и он говорит: «Вы не имеете право меня задерживать». А ему отвечают, что его не задержали. Однако при опросе реформированная полиция может человека целый день держать. И этот же опрос может использоваться в целях дальнейшего уголовного обвинения лица«, — объясняет Александр Банчук.

Статья 37 закона «О Национальной полиции» вводит ограничение права собственности. Например, Уголовный процессуальный кодекс предусматривает, что изъятие вещей возможно, если речь идет только о преступлении. А новый закон позволяет изымать вещи даже при подозрении, и даже изымать транспортное средство.

«Человеку вообще можно сказать: «Мы считаем, что ты с этим автомобилем через километр съедешь в яму, поэтому мы изымаем у тебя автомобиль». Выписанная норма является непропорциональной и не соответствует положению Конституции и духу права собственности«, — говорит Александр Банчук.

Эксперт утверждает, что процесс реформирования МВД отступает от положений Коалиционного соглашения Верховной Рады.

Источник

comments powered by HyperComments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *